Уши, лапы, хвост

419 715 подписчиков

Свежие комментарии

  • Светочка (На...)
    есть виды гомосапиенсов что плевать хотели на животных - а если что случилось с ними воют о помощиХатико из Златоус...
  • Халида Мендыбаева
    Кто же мог выбросить трёхцветную кошечку? В данном случае поддерживаю суеверие, что они приносят счастье в дом! Такая...В надежде на спас...
  • Элеонора Коган
    Спасибо волонтёру и пёсику Муну!!!!Котёнок Пегги – т...

Белое безмолвие

 Глубокой ночью, мы все же добрались до заваленной снегом, по самую крышу, избушки, в бухте Бобровой. В ней, океан, даже в самую тихую погоду, артиллерийскими залпами, ритмично грохочет прибоем.

Утро следующего дня, встретило нас ярким солнцем, и я поспешил на наблюдения.

Погода на Командорах, всегда, так непредсказуемо изменчива! Приходится ловить каждый светлый час. Именно это сулило успех моего маршрута, в котором я должен был пройти над океаном, по горной террасе, и с высоты около 200 метров увидеть, как на ладони, распределение групп каланов.

Подъем по склону, был крут, но скор. Моя собака-Юкон, уверенно ступала в оставленные мной следы, а дальше открывалась идеальная, гранитно спрессованная штормами, равнина над океаном. Все мелкие распадки были забиты снегом. Мощные козырьки и надувы прекрасно просматривались. И мы беззаботно устремились вперед.

За полдень, солнце стало припекать почти по-летнему, и пришлось скинуть куртку. С высоты террасы хорошо были видны все рифы и полоса литорали, обнажившейся во время отлива. Она ярко контрастировала с заваленным снегом, прибрежьем.

На обратном пути, подойдя к «старому» спуску я оценил его крутизну. Решил не рисковать и держаться своих прежних следов.

Снял лыжи и пустил их вниз. Они только мелькнули в нежной пыли и стремительно исчезли.

С высоты 200 метров, склон действительно казался почти вертикально отвесным. Ну да ничего, думалось мне. Каких-нибудь 700 – 1000 метров и мы будем на ровном берегу.

Однако, положение спуска, порой разительно отличается от ситуации подъема. С первых же шагов, пришлось основательно углублять крепким шестом, вырубленные ранее, старые следы – ступеньки. Мой бедный пес жался к моим ногам, стремясь удержаться на крутом склоне. И так.., шаг за шагом! Движение было медленным и ни что не предвещало скорой трагедии...

Таким образом, нам удалось преодолеть почти треть пути, как вдруг, я почувствовал, что пласты снега под ногами, мощно и внезапно, тронулись вниз. Быстро вскинутым взглядом, я успел заметить, как метров в 30, выше меня, глубокая трещина, росчерком молнии, надломила белые монолиты и все, в мгновение, исчезло во мраке и гуле!

Это была лавина!

Подтаявшей за день, этой накопившейся за зиму снежной массе, требовался совсем небольшой толчок, чтобы стремительно сорваться вниз, сметая все на своем пути.

В считанные секунды, я был погребен под слоем снега и камней и совсем уж не помню, как, но все же ухитрился инстинктивно выставить вперед свой крепкий шест. Намертво вцепившись в него, обеими руками и держа его перед головой.

Я не чувствовал времени, не чувствовал ударов, не ощутил и боли в вывернутых кистях рук, когда шест был сломлен от удара о скалы. Сознание вернулось лишь от ощущения пронзительного холода, охватывающего все тело, и мучительного удушья.

Почти в конвульсиях, я начал судорожно биться в снежной каше и через короткое время нащупал под ногами твердую поверхность. Уже на исходе сил, последним и резким толчком ног, выкинул себя на поверхность. Жадно глотая воздух и мало понимая, где я оказался.

Мне несказанно повезло! Был сильный отлив и язык лавины, обрушившийся своей могучей силой на берег, расстелился и истончился по каменистому ложу морского дна.

И хотя сила движения снежной стихии забросила меня в океан почти на 20 метров, в толще снега и морской воды, я сумел нащупать ногами дно и далее барахтаясь и переползая, стал медленно продвигаться к торчащему из шуги камню. Вот оно спасение!
Окровавленные и заледеневшие руки не чувствуют боли. Судорожно сжимают спасительный приют! Еще рывок, и я уже по грудь могу брести к берегу. Еще усилие, и по сторонним контурам, понимаю, что достиг береговой полосы.

Но моя бедная собака! Ее нигде не было видно!

Обезумевшим взглядом обвожу поле лавины, которая почти на 60 метров вылетела в океан. И, о радость, на ее самом дальнем крае, замечаю бестолково бьющего передними лапами Юкона. Вряд ли мой сорванный крик был им услышан. Он, как и я, инстинктивно, устремился к берегу, плывя рывками в снежном крошеве.

Минут через пять он был уже у моих ног. Обрадовано вилял хвостом. Старательно отряхивался от снега и воды. «Все свершилось хозяин!..И все, самое страшное, уже позади!» - говорила его улыбающаяся физиономия! «Время не ждет и пора в дорогу!»

Картина дня

наверх