Уши, лапы, хвост

419 509 подписчиков

Свежие комментарии

  • Марина Сазонова
    Умница.Напуганный ребено...
  • Иван Петров
    Разумеется, без активистов не обошлось. Ну да, по мелкому и для показухи, как обычно... Закон о защите животных приня...За то, что он пну...
  • Светлана Митленко
    Зачем смотреть в инете, когда я вижу воочию?За то, что он пну...

Дворняги тоже собаки...Мы спасаем их, они спасают нас...

...Случайно увидела по телевизору репортаж, где показали стаю изуродованных собак, живущих где-то около рынка и стройки. Был дан контактный телефон для тех, кто мог оказать в их спасении какую-либо помощь. Я позвонила в тот же вечер. Мне дали адрес, и утром я поехала разыскивать этот рынок. Дело оказалось не таким простым. Место было где-то недалеко  от МКАД (от ВДНХ еще минут 40-50 на маршрутке).

Приехала. Меня встретила «надзирательница» рынка, она же и патрон этой стаи. Первое, что я увидела, переправляясь через чудовищную грязь, это собаку, похоже овчарку, у которой были отрублены передние лапы и полностью выжжены глаза. Не просто слепую, а с дырками вместо глаз и абсолютно лысой от ожога мордой. Эта собака сопровождала Хозяйку. И вот что удивительно, от передних ног у нее были только разновеликие, сантиметров по 5 и 10 култышки, но она  проворно, подняв остальную часть тела, ничего не видя,  лавировала по доскам с гвоздями, ухабам, грязи и почти не отставала от нас. Иногда мы ее немного ждали.

Место, куда я попала, -  неогороженный строительный полигон. С одной стороны лепился тот самый «рынок» (10 палаточек!), вдали отстроенные и строящиеся  новомодные высоченные дома, а с другой - лес.

Весь четырехугольник замыкала строительная свалка (доски с гвоздями, железяки разные, упаковочный материал, коробки и т.д.) и отходы от рынка. А грязь и доски, по которым мы добирались,  это была дорога для самосвалов. Именно на этой свалке и жили  несчастные животные. Там их и кормила эта женщина, собирая дань с рыночных торговцев. Как она  умудрялась делать - не понимаю.

 Собак было около пятнадцати, одна - с семерыми щенками (ощенилась несколько дней назад). Обращаясь к мамочке этих щенков, Хозяйка сказала : «Дура, ты Аврора, опять  фарш родила!» Я  поняла значение этой фразы только потом. Кстати, Хозяйка всех как-то называла, причем очень красиво – Альма, Шахиня, Аскольд, доставала периодически сухой корм из кармана и угощала тех, кто нам попадался. Большинство же просто пряталось  на этой свалке в норах. Хозяйка приподняла,  лист жести, а под ним на голой, промерзшей земле, свернувшись калачиком, лежала,  собака с перебитым хребтом, запуганная так, что, не имея возможности спрятаться от людей, все равно пыталась отползти еще дальше вглубь своего убежища. Хозяйка  покормила ее и сказала, что сегодня она уже умрет.

Хозяйка рассказала, что` там происходило и происходит. Оказывается,  богатеи и их отпрыски, переехавшие в эти самые, только что отстроенные дома, устроили на этом полигоне место для «притравки» бойцовых собак.  Из стаи дворняг выбирался чуть подросший щенок, именно щенок, а не взрослая собака, которая могла бы дать сдачи, его бросали в середину пустого поля, давали, например, ротвейлеру, тоже щенку, но постарше, команду «Фас!». И начиналась травля дворняжкиного «отродья». «Притравщиков» могло быть и  несколько. Если такая погоня и потом драка с жирными, холеными, выученными рвать живую плоть «щенками», заканчивалась только ранами, и мишень оставалась жива, то только до следующего дня, и то, если хорошо спрячется.

На смену «добропорядочным» папашкам и мамашкам  приходили их детки-сволочи. Здесь развлекались по - иному. Стреляли из газовых пистолетов прямо в норку. Собаки задыхались на месте. Или прикладывали электрошокер к самым незащищенным местам – глазам, животику, под хвостик, в ухо. Собака погибала, не каждый человек такую боль может вынести. Ну  уж, а о развлечениях с петардами и говорить нечего. Вот почему  в самом начале я рассказала о случае с нашей кошечкой. Когда  в телерепортаже упомянули о петардах… выбора у меня просто не было. И я помчалась спасать кого можно. Вечером по телефону я договорилась, что возьму любого щенка, но лучше девочку (в память о моей Чарушке). Хозяйка, когда я приехала, сразу сказала, что я опоздала. За последний вечер из всего помета двухмесячных щенков остался только один, а девочку мою ночью разорвали, двоих малышей унесли в лес и закопали глубоко в снег. Они выбрались, но по дороге замерзли. Женщина нашла их, когда делала утренний обход. Это сделали дети, это их развлекло!

Итак, остался один. Пошли  вытаскивать его. Прятался он в огромной плоской и узкой картонной коробке (упаковка от панелей шкафа, наверное). Мамочку его убили еще полтора месяца назад, а весь помет так и отлеживался на том месте, где  родился. Хозяйка сказала, что щенята были такими хорошенькими и слабенькими, что она  специально выхаживала их, да вот не углядела. Как только же  стали потихоньку вылезать из коробки на солнышко, так и пошли все «в расход». Мой же оказался самым  стойким, хотя и покалеченным. Не далее, как неделю назад, она спасла его от детишек, которые придумали себе новую забаву: брали собачонку за передние и задние лапки вдвоем, растягивали и «крутили солнышко», а потом на всей скорости бросали как можно дальше. Этой экзекуции не избежал и мой малыш, кроме «притравки», естественно. Было ему тогда 2,5 месяца. Хозяйка назвала точную дату рождения – 19 января 2005 года.

Когда Хозяйка выудила из коробки мое сокровище, - кривое, израненное, - я прижала его к себе и отпустить уже не могла. Поэтому и зовут его Люпус Коробкин. Так записано в ветеринарном паспорте. А диагноз – сломанная лопатка,  правая лапка, разрыв пальца, переломы ребер, повреждение позвоночника с защемлением нерва, слабое сердце, шок, стресс, невроз.  Но это было установлено только спустя несколько часов.

«Люпусом» щенок стал мгновенно.  Потому что  сражался и выжил! Несмотря на такие травмы, – боролся за жизнь, спасался, выжил и … обрел то, о чем никто из этого «собачьего Освенцима» и не помышлял – Дом. Свой. Но об этом потом. Сначала нам предстоял долгий-долгий путь домой. Весил Люпус, несмотря на юный возраст, около 5 килограммов. Я сначала не придала этому значения, просто он  распластался у меня на руках – так, как выдают младенцев в роддоме. Замер от ужаса, от боли, как Сфинкс. Я даже деньги из сумки вынуть никак не могла, просто не сумела до нее дотянуться, чтобы его не потревожить. Всю меня занял «полутруп», который я должна была донести до нашего с ним Дома..

Люпус еще не ходит. Лапки в гипсе

Остальные приключения Люпуса по ссылке

http://files.mail.ru/C357IK

ВСЕХ заранее благодарю.

С уважением, Люба Яровая


<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

 

Картина дня

наверх