Уши, лапы, хвост

419 511 подписчиков

Свежие комментарии

  • Римма Гагарова
    Лишний раз доказала что собаки лучше некоторых людей.Овчарка Сандра вз...
  • Nina Pudikova
    Так и хочется сказать: "Умница Сандра! Спасибо тебе!!!"Овчарка Сандра вз...
  • Елена Марченко
    Они и не будут там жить,а только прятаться на ночь в морозы!Мои два щенка так и делали.А весной перестали туда залеза...Мужчина нашел уми...

Щенок из лужи...

...  Начало восьмидесятых годов. Я только что сменила беспокойную, связанную с бесконечными разъездами, работу в «Интуристе». Работала теперь только в Москве, в лаборатории МИСиС. Поэтому у меня не единожды уже возникала мысль о собаке или кошке. Раньше  этого позволить себе  не могла. Отдавая себе отчет, что это большая ответственность, я этот вопрос все-таки «не педалировала». А очень хотелось! Чтобы избежать искуса, к рынку  подъезжала всегда с противоположной  от  главного входа стороны. Дело в том, что вдоль всей улочки, которая вела от остановки до входа на рынок, стояли те, кто не  имел официального места  на основной территории торжища. Как правило, это были бабульки-дедульки, детишки и случайные люди, предлагающие за деньги или бесплатно котят, щенков, птиц. Спокойно пройти  мимо этих умилительных созданий  невозможно! Это были пока еще живые существа – котята и щенята, но они уже никому не  нужны! «Продавцы» от них просто хотели избавиться. Для породистых, ухоженных щенков и кошек  на рынке отведен специальный огороженный сектор на территории. А этих, если повезет, может кто-то купит или возьмет, нет – их удел – смерть.

 У меня девочка - коллега жила в доме напротив рынка.

Я ей так завидовала! А она как-то сказала: видела бы ты, скольких малышей, которые никому не понадобились, после закрытия рынка уличные торговцы просто бросали в соседних дворах и подъездах. Это в лучшем случае. В худшем – душили на месте и бросали в помойные рыночные контейнеры. Много позже, когда встал вопрос о переводе «Птички» из центра города за  Кольцевую дорогу, я прочитала статью. В ней  приводился в качестве аргумента такой факт: посетители кладбища, которое находилось за рынком, каждую неделю обнаруживали там, например, задушенных котят с голубыми бантиками. То есть бантики бабки повязывали перед продажей, чтобы привлечь внимание потенциальных покупателей, а если эта «феничка» не срабатывала, их же использовали в качестве удавок. «Простенько и со вкусом»! Кстати, в другой статье на эту же тему было сказано, что после  перевода за Кольцевую эта чудовищная практика не изжила себя, а трансформировалась. Изменилось место «казни»: вместо кладбища стали использовать близлежащий лес. Там «любители животных» поступали «гуманнее» – закапывали живьем целые выводки щенят и котят. Живьем! Далее в статье говорилось, что в этом районе жители создали специальные отряды «быстрого реагирования». После каждого торгового дня (благо, что их всего два!), вооружившись лопатами, они внимательно обследовали «места захоронений», спасая тех, кого еще можно было спасти. Нажива и жестокость в наше время – движитель самореализации гуманоидов.

 

Итак, о Жулике. Я хорошо помню тот день – 8 марта 1981 года. Что заставило меня пройти по этой «аллее обреченных» - не знаю. Шла, отвернувшись, чтобы не видеть умоляющих глазенок. Вдруг прямо передо мною оказалась громадная глубокая лужа. В луже лежала намокшая газета (вероятно, чтобы на светлом фоне выделялся сам объект!), на газете сидел абсолютно мокрый дрожащий щенок (март, еще снег не везде сошел, холодно). Две трети его тельца утопали в воде.  Толпа обходила  лужу стороной.  Остановилась. Хозяин этого Чуда вблизи не наблюдался.  Щенок, подняв несчастные глаза, развесив уши…, вдруг встал из лужи, прошлепал коротенькими ножками ко мне и ухватил обеими лапками мою ногу. Я присела. Щенка била дрожь. Погладила его.

 Тут, откуда ни возьмись, как на крыльях, к нам подлетела пара – толстая неопрятная тетка в распахнутом тулупе и милиционер. Тоже в форменном белом тулупе с портупеей и в валенках с галошами. Оказалось, что это и есть продавцы. Наперебой затараторили, что это есть породистый серый пудель, а то, что он черный как смоль – это  потому, что еще маленький! Тетка выхватила малыша из лужи, перебрала шерстку на лапке и показала мне три серых волоска. Надо понимать – это была демонстрация его породистости! Щенок от слабости и холода повис у нее на руке как сосиска.  Мильтон тоже очень суетился. Притащил откуда-то кипу газет и стал «мокреныша» вытирать (!). Его жена в это время лобызала несчастного в носик, рассказывая, что это их единственная отрада, но в силу «сложившихся обстоятельств» они с мужем вынуждены «оторвать сокровище»  от своего любящего  сердца и отдать в «хорошие руки»… всего за 30 рублей. В то время это была цена настоящего породистого пуделя.

Я смотрела только на щенка, а он на меня. И даже не заметила, как он, завернутый в газету (!), оказался у меня за пазухой. Дело было решено без какой-либо реакции с моей стороны. Я была в ступоре. Но на уровне подсознания щенок был моим с первой минуты. В таком же сомнамбулическом состоянии, с мокрым комком под курткой, я пошла покупать мотыля, то, ради чего и приехала. А когда возвращалась, стараясь обойти  место «происшествия» и не встретиться с этими людьми еще раз, увидела ту же самую лужу, где… на газете мок очередной «единственный и горячо любимый». Я бросилась бежать, стараясь не думать, что впереди у следующего  «пуделя» - жизнь или смерть.

Свою любимицу, а я только дома рассмотрела, что это девочка,  назвала Жулик. В «честь» милиционера и в память о «луже». Но почему-то все соседи звали ее Жулей, Джулией и даже Джульеттой! Наверное, чтобы не обидеть меня. А мой щен был просто Жуликом.

Остальные приключения Жулика по ссылке

http://files.mail.ru/LPOJSE

Заранее Всех Благодарю!

С уважением, Люба Яровая

Картина дня

наверх